www.uzluga.ru
добавить свой файл
1
СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ВЗГЛЯДОВ РЯДА АВТОРОВ НА ПРОБЛЕМУ ЭРИЗАЦИИ. ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЭРИЗАЦИИ


Е.А. Пастухова, г. Благовещенск


В пекинском диалекте китайского языка насчитывается немногим более четырех тысяч слоговых морфем, примерно столько же слоговых морфем встречается в устной форме национального языка путунхуа, основанного по нормам пекинского диалекта.

Слоговая морфема является элементарной просодической, ритмической, смысловой и морфологической единицей китайского языка. С фонологической точки зрения одной из таких слоговых знаменательных морфем является продуктивный именной суффикс er, который занимает особое место в системе китайских слогов, так как представляет собой сложное фонетическое и фонологическое явление языка — эризацию. Существует общепринятое понятие эризации. Эризация — это соединение корневой морфемы (конечного элемента слога) с суффиксом er, при котором фонетически образуется один слог. Эта структура формируется артикуляторно с загнутым кончиком языка к переднему твердому нёбу при опущенной спинке языка.

В разных видах транскрипционных систем этот слог представлен разными видами записи: в традиционной китайской системе пиньинь как er, в фонетической [әɹ], в фонологической [ɚ]. На письме записывается отдельным иероглифом, который нам знаком как иероглиф 儿 «сын».

Фонетика этого явления, по существу, не вызывает споров, и уже достаточно хорошо раскрыта, хотя до последнего времени нет акустических данных эризации. С появлением работ таких лингвистов как В.Б. Касевич, Н.А. Спешнева, М.К. Румянцева начинает заполняться и этот пробел.

Фонология эризации не так ясна как фонетика. Почему при эризации наблюдается разрыв между фонетикой и фонологией? Для обсуждения данного явления следует обратиться к такому моменту языка как «идеализация» всех процессов и систем. Так, взяв типологическую модель системы китайского (да и любого другого) языка, можно наблюдать «чистоту» данной модели с фонетической и фонологической сторон. Такая модель удобна как некий эталон для сравнения, и все рассматриваемые явления можно при желании интерпретировать исходя из этой посылки. Но реальные звуковые системы не бывают «типологически чистыми». В них обнаруживаются явления, не укладывающиеся, либо с трудом укладывающиеся в типологическую систему данного языка. Эти явления не могут быть удовлетворительно объяснены по основному принципу данной системы. Так феномен эризации с точки зрения М.К. Румянцева представляет в современном китайском языке типологический аналог тому, что часто наблюдается в неслоговых языках. Слоговая система суффикса er в составе производного образования утрачивает качество слога, он превращается в один из элементов этого образования. Выходит, что эризация нарушает и основной принцип изолирующей системы китайского языка, который выражается в том, что морфема представлена слогом, а не меньшей лингвистической единицей и, следовательно, границы слога и морфемы совпадают и не бывают затемнены какими-либо явлениями, возникающими на стыках морфем. В случае эризации на стыках корневых морфем с суффиксом er возникают сложные фонетические и фонологические явления, дающие основания для их различной интерпретации и для противоречия фонологических моделей.

Таким образом, мы вплотную подошли к истинной причине рассогласования ретрофлексной er в фонетическом и фонологическом плане, а также к различным концепциям как следствию данного рассогласования из-за нарушения типологических эталонов в процессе эризации.

Согласно одной из концепций (Т.П. Задоенко и Хуан Шуин, М.К Румянцева, Чао Юаньжень, Цинь Чуаньчэнь, Чарльз Хоккетт) -r представляет собой конечный элемент, называемый терминалью. Нейтральный гласный -e, который предшествует -r и является слогообразующим гласным, называемым централью, при слиянии с соответствующей корневой морфемой в большинстве случаев выпадает.

Авторами другой концепции (Дун Тунхэ, Лао Чанпэй, Ван Цзюнь, А.А. Москалев) слог er рассматривается как ретрофлексный слогообразующий гласный, который сливается с последующей слогоморфемой в один слог, сохраняя при этом самостоятельность в пределах нового слога либо передавая ретрофлексный характер слогообразующей гласной исходного слога.

Третья фонологическая концепция представлена в статьях Н.Б. Касевича, Н.А. Спешнева, А.Н. Алексахина, В.М. и Н.В. Солнцевых. Основание данной концепции - в различии слогов фонетических и фонологических. Авторы считают, что несмотря на свою фонетическую односложность, с фонологической точки зрения эризованные финали представляют собой два слога, слог er фонологически сохраняет свою самостоятельность при слиянии с предыдущим слогом (причем вне зависимости от того, продолжает ли присутствовать гласный e). В доказательство приводятся примеры эризованных слогов из поэзии, детских стихов и песен, где слоги могут разлагаться на слог исходный плюс er. По свидетельству Ли Жуна такое яркое явление характерно и для речи некоторых возрастных групп старшего поколения пекинцев и для лиц проживающих неподалеку от Пекина, говорящих на одном из субдиалектов.

Авторы интерпретируют рифмовку эризированных комплексов малых рифм типа ar и aur (притом что “a” и “au” не рифмуются), как слоговый статус инициалей –r в составе финалей. Однако такая концепция может существовать лишь в чистой типологической системе языка, как уже говорилось ранее. Ведь ретрофлексный –r является не слогом, а одним его элементом, грамматически значимым, как суффикс, нарушая тем самым общий принцип. Для того чтобы сохранить систему в «чистоте», можно элемент слога выдать за фонологический, но тогда утратится согласованность фонологического и фонетического аспектов.

С точки зрения М.К. Румянцева, не следует доводить этот разрыв до крайности. Все представленные модели имеют право на существование, но не стоит признавать их полностью удачными, если они допускают противоречия, доводящие разрыв между фонетическими и фонологическими репрезентациями до крайности. А таких противоречий не мало:

1. Сегмент – r может быть инициалью только в слоговой морфеме er, а в составе производного слога ею не является.

2. Сегмент в составе односложной финали может иногда восходить к слогу er, в поэзии, в детских стихах, также сегмент в составе односложной финали может восходить к слогу – er в речи старшего поколения пекинцев, и лиц проживающих неподалеку от Пекина и говорящих на одном из субдиалектов. Вероятно, такой феномен происходит из-за особенностей произносительного аппарата в старческом возрасте. Людям старшего поколения не удобно произносить сегмент – r в составе финали слитно. Иногда на его расчлененное произнесение влияет и сфера употребления и место проживания индивида.

3. Что касается рифмовки эризированных комплексов типа ar и aur, который обнаружил Ли Жун, М.К. Румянцев говорит о недоказанности слогового статуса -r в составе финали при рифмовке данного комплекса. Рифмуются их конечные элементы с -r.

4. Так же невозможно и признание r терминалью по двум причинам. Во-первых, из-за разновидностей терминалей, т.е. налицо подрыв традиционной семетричной подсистемы. Во-вторых, при присоединении -r к конечным терминалям появляется слог с двумя терминалями, что является невозможным.

5. Существует и противоречие сплавления слога er со слогом имеющим «нулевую» финаль или субфиналь. Замещая собой возможно отсутствующие элементы, ретрофлексный сегмент оказывается одновременно и конечным элементом (терминалью) фонетического слога и начальным элементом (инициалью) фонологического слога.

6. Согласно фонологической концепции, слог er состоит из двух сегментов: инициали -r и нулевой финали -e. Однако по схеме Е.Д. Поливанова в фонетическом плане при «нуле» этого элемента не может быть слога, как такового, т.к. центральный элемент финали (централь) – это слогообразующий гласный.

7. Суффикс er, сам по себе являясь морфемой, может иметь протяженность меньшую, чем слог. Тогда морфемный «шов» может проходить внутри слога, не укладываясь в типологию фонологической системы слогового языка.

8. Наблюдается значительная ослабленность «лексической» функции тона при терминалях -n, -i. Либо вовсе противоречие фонологического закона тональности слога, где элемент -r принимает тон эризирующего слога при тех же терминалях -n, -i и нулевой финали. Например, shèr, zèr, pán – pár. В остальных случаях картина эризации не такая яркая, сегмент -r лишается тона.

Исходя из всего вышесказанного, не следует ли допустить, что в рассматриваемом случае в китайском языке мы сталкиваемся с неким сдвигом мутации или эволюции, который не вписывается в общепринятую систему?

М.К. Румянцев полагает, что система терминалей не обязательно должна быть однородной и симметричной. А. А. и Е. Н. Драгуновы также реализуют потребность описать в одной системе и ретрофлексные финали и учесть генетическую связь пекинских финалей с финалями путунхуа и южнокитайских диалектов. По мнению В.Б. Касевича и Н.А. Спешнева, слоги не должны непременно рассматриваться как двухтерминальные. Терминаль в этих слогах, как и во всех других одна – ретрофлексный -r.

Слог er одновременно может быть реализован и фонетическим однослогом и фонологическим двуслогом. Будучи сонантом er в составе слога, он не подчиняется известным правилам, являясь слоговым суффиксом, в некоторых случаях с нейтральным тоном, в некоторых обладая своим тоном. Для сравнительно-сопоставительного анализа предлагаются следующие фонетические и фонологические системы ретрофлексного r, на основе разных концепций.

1) Т. П. Задоенко и Хуан Шуин, по системе серии финалей.

Эризация слога зависит от характера финали и реализуется по-разному. Финали на a, ia, e, üe эризуются простым сочетанием: в начале звучит обычная финаль и только к концу её добавляется звук r. Такая эризация называется простой. При этом написание и чтение одинаковы. Пример: băr ручка.

При сложной эризации финали подвергаются различным изменениям, сочетаясь с –r. При присоединении r к конечной финали i (особая гласная) и ü, появляется дополнительный звук «е»; а при конечных финалях n/i, данные финали заменяются на звук «е».

В финалях с неслогообразующим элементом заднего ряда –eng, -ong, -ing, -iong конечный элемент не утрачивается, и –r как бы наслаивается на финаль. При произнесении таких финалей слышится своеобразный звук, являющийся результатом полного совмещения двух артикуляций. Например: fāngr квадрат, dēngr лампа - в конце слышится единый эризированный заднеязычный носовой, а не расчлененное звукосочетание ng + r.

Аналогичным образом эризируется и финаль –u: например, в слове húr чайник гласный u с начала и до конца произносится с загнутым кончиком языка.

2) В.Б. Касевич и Н.А. Спешнев.

Слияние слогов со слогом [er] осуществляется по определенным правилам, действующим в зависимости от типа слога, поглощающего слог [er]. Нейтральный гласный слога [er] при слиянии с другим слогом, т. е. при образовании производных эризированных слогов, сохраняется лишь в тех случаях, когда поглощающий слог содержит нуль финали или нуль субфинали с преднеязычными медиалями –i/-ü , например: shì + er = shìer дело; lǐ + er = lǐer подкладка; lǘ + er = lǘer ослик. Во всех остальных случаях нейтральный гласный слога [er] утрачивается.

Когда слог [er] присоединяется к слогу, в состав финали которого входит терминаль, возможны две ситуации. Если терминаль передняя, т. е. i/n, то она утрачивается, например: pái + er = pár ракетка; pán + er = pár тарелочка. Если терминаль задняя, т. е. u/ng, то она сохраняется, причем носовая терминаль в этом случае может реализоваться лишь как назализация предшествующего гласного, т.е. централи. Например: tóu + er = tóur оконченность; pàng + er = pàngr навесик.

3) А.Н. Алексахин поднял вопрос о слабой ретрофлексной -r, реализующей закон сингармонизма и вокализма в потоке речи с точки зрения единства фонетико-фонологических признаков. В отличие от финалей нулевых позиций других серий, ретрофлексная финаль не подвергается артикуляционной нейтрализации, образуя устойчивую оппозицию с финалью в левой части. Такая устойчивость ретрофлексной гласной в фонологических оппозициях используется в морфологической системе китайского языка, в которой согласные с ретрофлексной гласной преимущественно образуют класс слов с общим значением предметности.

Размещение ретрофлексных финалей в смешанной серии подчеркивает живой фонетический процесс взаимодействия ретрофлексной –r с носовыми гласными, что фонологически объясняется в усилении предшествующих неслогообразующим гласным широкорастворных гласных, и изменение функциональной нагрузки. Например: wán заканчивать / wánr [wár] развлекаться; huān веселый / huānr [huār] пустынный; báimiàn мука / báimiànr [báimiàr] опиум.

Сам по себе слог er сильный и имеет высокую возможность образовывать собственные ряды производных аллофонов, но в сериях она снижена, так как слог er сливаясь с предшествующим слогом, занимает позицию только правого слабого гласного и обладает только одним звуком. Однако, в некоторых случаях ретрофлексный –r в попытке реализоваться со слабым огубленным гласным и широкорастворным гласным расщепляется на две ретрофлексные позиции финалей серии «а», то есть мутирует, например: bāor [bāor] сверток в отличие от bāo заворачивать и bàr [bàr] рукоятка.

По аналогии с чистыми финалями серии «а» происходит расщепление слабых носовых заднеязычных: -ang, -uang, например: huángr желток; а также появляется новый мутант в виде малопродуктивной основы: miáor росток; piàor билетик. В данном случае артикуляция по месту подъема позволяет одновременно наслаивать звуки, что не нарушает звуковую основу. Мы наблюдаем картину, где в основном сильные гласные серии «а», как самые широкорастворные уподобляются более узкой ретрофлексной, и таким образом суживаются.

В сочетании с переднеязычными узкими гласными in наблюдается иная картина. Расщепление не происходит из-за рассогласования по месту подъема кончика языка. Поэтому сильные узкие гласные уподобляясь, расширяются, т.к. ретрофлексный гласный превосходит их по раствору. Например: gài накрывать / gàir [gar] крышка; wán заканчивать / wánr [war] играть.

В общем эризация поддерживается усилением фонетического процесса регрессивной ассимиляции сильных гласных: все сильные гласные приобретают оттенок ретрофлексивности. В результате происходит тембровое сближение в ретрофлексной серии, особенно в переходных гласных: zì + er = zìr [zer] иероглиф; shì + er = shìr [sher] дело. Именно так достигается тоновая сингармония и единство китайского вокализма.

Однако контрастность ретрофлексной артикуляции настолько велика, а тоновая серийность сильных гласных настолько системна, что сильные финали ретрофлексной серии все же могут существовать как факты фонетической системы, которые развиваются в направлении фонологизации. В словаре выделяются слова, которые образуются только при помощи присоединения ретрофлексной –r, например zhī + er = zhīr [zher] сок. Такие финали как: -i (особая), -e, -i фонологически характеризуются отношениями свободного варьирования.

Как уже выяснилось, эризованные слова в большинстве своем имена существительные. Также существуют и другие, но менее встречаемые части речи с ретрофлексным образованием. И не смотря на то, является ли однослог эризованным в лексическом значении, или в выражении эмоционально-окрашенной стороны, он может обладать разными свойствами.

Морфема er может изменить смысл слова и выполнять смыслоразличительную функцию, например: 前门 (ворота во дворце Гугун) - 前门儿 в значении (正门儿 парадный вход, парадная дверь) 水 -水儿 (水果的汁).

Другие возможности синтаксической деривации морфемы er в китайском языке можно наблюдать на примере глагола 把 держать. Именной дериват от глагола 把 держать - это 把ручка. Однако синтаксические функции этого существительного ограничены, и для его расширения существует образование при помощи нескольких морфем, одна из которых именной суффикс er, где 把 в функции единицы измерения сливается с суффиксом er: 一把儿米 пригоршня риса; 一把儿韭菜 пучок душистого лука. Сочетание с суффиксом er при образовании отглагольной единицы измерения не встречается при других глаголах.

В китайском языке существуют пары слов, которые отличаются друг от друга только наличием или отсутствием эризации. Таким образом, эризация в некоторых случаях выполняет смыслоразличительную роль. Например: 信 (邮件) - 信儿 (消息); 个 (一个) - 个儿 (身材). Ряд слов без эризации не встречается вовсе: 字母儿 буква, 小孩儿 ребенок, 玩意儿 штучка.

В фонологическом плане вместе с планом содержания меняется и план выражения:

а) происходит процесс стяжения слогов и в конечном итоге от стяженных слогов остается инициаль первого слога и видоизмененная финаль либо первого, либо второго слога. Например: 哪里 [năli] - 哪儿 [năr], 这里 [zhèlĭ] -这儿 [zhèr]

б) удвоение формы наречий с эризованным вторым компонентом и частицей de – сандхи тонов. Например: hao3hao3di0 – hao3haor1di0

в) наслоение звуков имени прилагательного, пропорциональное первоначальному смыслу усиления: выражает смысл «很» очень. Например: 红红儿的, 热热儿的.

Эризация обладает такими изобразительно-выразительными средствами как: уменьшительно – ласкательное свойство, смягчение, уничижительность метонимия и метафоризация.

а) образуется уменьшительная форма существительных часто с наращиванием префикса 小 маленький: 小狗儿 щенок, 冰棍儿 эскимо;

б) изменение эмоциональной окраски – это один из важных компонентов развития значения слова. Семантическое развитие слова извилисто. У одного слова в процессе исторического развития может возникнуть множество значений, тип развития каждого значения может быть неодинаков. Например, слова с ~ 珠儿 передают уменьшительность или ничтожность значения вещи: 眼珠儿 / 泪珠儿;

в) уничижительность или пренебрежительность в отношении людей, вещей: 教员儿учителка, 服务员официантишка;

г) смягчение неприятного качества в сторону приятного: 酸不即的 - 多难吃 / 酸不即儿的 - 有一点儿酸好吃 (胡明杨);

д) метафоризация по перенесенности предмет–цвет предмета: 白面 мука - 白面儿 опиум;

е) ассоциация (метонимия) по смежности – перенос по смежности, по близкому расположению предмета (выступает как член ассоциативной цепочки): 花 пестрый - 花儿 цветы.

Присоединение аффикса - одна из причин образования омонимии слов. Особенно это касается замещения терминали –n/-i, при присоединении ретрофлексного –r. Лексически эризированный слог в каждом из четырех тонов может иметь три значения, и вне контекста невозможно решить, какой слог является исходным, и каково собственно лексическое значение эризованного слога, так как возможен выбор из трех слогов в каждом из четырех тонов.

盘[pan] +儿 = [p’ar] 哥[ge] +儿 = [ger]

跟[gen] +儿 =[ger] 牌[pai] +儿 = [p’ar]

При помощи эризации можно некоторые фразы изменить в простые слова. В лексическом значении тоже происходят изменения, например: 一块 (числительное + счетное слово (мера)) / 一块儿 (наречие со смыслом «вместе»); 一点 / 一点儿. Эризация может обслуживать процесс конверсии, например: 盖 (глагол) - 盖儿 (сущ.); 弯 (прил.) - 弯儿 (сущ.).

Итак, как бы фонологически или фонетически ни квалифицировали слог er – как ретрофлексный гласный, слоговый сонант или же как комплекс состоящий из слогообразующей гласной e (централи) и терминали –r, - важно одно: конкретные реализации его могут быть различны, но в артикуляционной и акустической сущности слога одно правило незыблемо - в слоге обязателен слогообразующий элемент.

Этот элемент фонетически может быть представлен по-разному, но он обязателен. Только тогда фонетические и фонологические репезентации рассматриваемого языка будут скорректированы таким образом, что в них найдется место узлам, хотя и согласованно работающим в данной системе, но устроенным по принципам, отличающимся от тех, на которых эта система основана.


ЛИТЕРАТУРА:

  1. Алексахин, А. Н. Теоретическая фонетика китайского языка: [учебное пособие] / А. Н. Алексахин. – М.: АСТ: «Восток – запад», 2006. – С. 170 – 202.

  2. Задоенко, Т. П. Начальный курс китайского языка: [учебное пособие] / Т. П. Задоенко, Хуан Шуин. – М.: «Муравей».: «Ч І», 2004.-288 с.

  3. Касевич, В. Б., Спешнев, Н. А. Фонетика и фонология эризации в китайском языке: [учебное пособие] / В. Б. Касевич, Н. А. Спешнев. – Л.: «Востоковедение», 1974. – С. 55-72.

  4. Румянцев, М. К. Фонетика и фонология современного китайского языка / М. К. Румянцев. – М.: АСТ: «Восток – Запад», 2007. – С. 203- 212.

  5. Солнцев, В. М., Солнцева, Н. В. «Куда идет китайский язык?» /Китайское языкознание: Изолирующие языки: ІX международная конференция: Материалы. – М., 1998. – С. 15-22.

  6. Спешнев, Н. А. Введение в китайский язык / Н. А Спешнев. – СПБ.: «КАРО», 2004. – С. 120-122.

  7. Чэнь Чжантай Коротко о нормализации китайского устного языка / Чэнь Чжантай. / Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XXІІ. Языкознание в Китае. – М., 1989. – С. 363-375.